Трофи рейд

Конструкция

Предназначена для защиты танков от противотанковых ракет. Система создаёт над танком защищённую полусферу, отслеживая при помощи радаров потенциальные угрозы и уничтожая выпущенные по машине противотанковые ракеты.

Схема действия — специальный детектор определяет, откуда ведется огонь, затем бортовой компьютер вычисляет траекторию полета боеприпаса и даёт команду устройству, которое уничтожает его на подлёте.

Состоит из РЛС, которые обнаруживают и идентифицируют направленные на танк ПТУР и реактивные гранаты, приводят в действие пусковые установки, выбрасывающие навстречу перехватчики, которые разрушают боеголовку прежде, чем она нанесет удар. РЛС фирмы «Elta» (англ.)русск., связанной с четырьмя антеннами, размещенными на передней и кормовой частях и бортах платформы, и обеспечивающей защиту в секторе 360° , и двух разработанных фирмой Rafael механизмов уничтожения подлетающих средств поражения, размещенных на каждом борту платформы.

Базовая версия, разработанная для установки на танках «Меркава», весит около 771 кг и имеет автоматическую систему перезарядки. «Трофи Лайт» (ASPRO-A-L), которой может оснащаться различная бронетанковая техника весом 15-30 т, также имеет автоматическую систему перезарядки, уменьшенную пусковую установку и весит 454 кг. «Трофи Ультра-Лайт» (ASPRO-A-UL), предназначенная для более лёгких аппаратов, весит только 270 кг, имеет только несколько «противоснарядов» и не оснащена автоматической системой перезарядки.

Система способна отражать одновременно несколько атак с разных сторон.

После войны 2006 года было принято решение об оснащении танка «Меркава MK4» системой активной защиты от ПТРК/РПГ «Трофи». Следует отметить, что танк изначально имел возможность установки активной защиты, но вследствие недостаточного финансирования не оснащался ею.

Система Трофи серийно устанавливается на танках «Меркава MK4M». Стоимость одной такой системы составляет $200 тысяч.

Одиннадцать вопросов о трофи

«Круглый стол», посвященный проблемам внедорожного спорта

ГАДАСИН Борис

Трехкратный чемпион России по трофи-рейдам. Мастер спорта. Руководитель Санкт-Петербургского Лэнд Ровер клуба, организатор традиционного этапа Чемпионата России «Кировские (Тосненские) болота» и других соревнований. В трофи-рейдах с 1998 года.

ГОЛУБЕВ Алексей

Активно принимает участие в трофи с 1999 года. Чемпион России по трофи-рейдам 2005 года. В 2003 году защищал честь России на международном ежегодном соревновании по трофи в Малайзии.

ЕВДОКИМОВ Иван

В трофи с 1993 года. Мастер спорта СССР. Председатель комитета по трофи-рейдам Российской автомобильной федерации. Чемпион России по джип-триалу. Бронзовый призер первого Чемпионата России по трофи-рейдам 2000 года.

МАЙОРОВ Олег

В трофи-движении с 1998 года. Руководитель Екатеринбургского OFF ROAD клуба. Дизайнер трофийных трасс, как называют Майорова на Урале. Организатор таких известных трофи-рейдов, как «Урал-трофи», «Вогульские дебри», «Суперстрой», OKAMI Challenge, экспедиций «Молебный камень», «Урал Приполярный», «Северный Урал».

ОВЧИННИКОВ Юрий

Праотец российского трофи-движения. Мастер спорта СССР. Руководитель первого в России трофи-клуба Off-road&4х4 Club (Санкт-Петербург), созданного в 1996 году. Участник Camel trophy. Организатор трофи-рейда «Ладога» и других соревнований, проводимых клубом. Принимал участие в организации трофи-проектов «Экспедиция», «Тянь-Шань – 2005».

ПАВЛОВ Евгений

Регулярно принимает участие в различных соревнованиях с 1997 года. Руководитель трофи-клуба «Лебедушка» (Тверь). Клуб, созданный в 2000 году, на сегодняшний день самый плодовитый по количеству проводимых внедорожных мероприятий, заслуженно пользуется репутацией организатора самых интересных и хорошо проводимых соревнований.

СЛЕПУШКИН Андрей

Активный участник трофи-движения с 1999 года. Организатор серии трофи-рейдов «Партизан», которых за шесть лет набралось 32. Ранее – руководитель раллийной команды «Гео-рейд» и организатор этапов Чемпионата России по ралли-рейдам. Соорганизатор известных в прошлом трофи марафона «Питер–Москва» и пятиэтапного Кубка по трофи «Золотое кольцо».

УСЕНОК Георгий

В трофи-рейдах с 1998 года. Активный участник большого числа соревнований, в которых неизменно оказывался в числе призеров. Двукратный победитель Чемпионата АТК, призер трофи-гонки «Экспедиция-2005».

На сегодняшний день проблем в российском внедорожном движении предостаточно. Причем большинство из них уже не первый год мучают как участников, так и организаторов трофи-соревнований. Получается фактически замкнутый круг – участники сетуют на организаторов, организаторы кивают на участников, и все вместе жалуются на официальные структуры РАФ и безвременно почившую в бозе Ассоциацию трофи-клубов России. Но, как бы там ни было, а выход из сложившейся ситуации, вне всяких сомнений, имеется. Просто он по сей день не найден… В общем, ведомые благостной целью ускорить процесс преодоления организационного кризиса в трофи-движении, мы попросили высказаться на означенную тему некоторых авторитетных в «мире бездорожья» персоналий. Каждому из респондентов был направлен список из одиннадцати вопросов. Ограниченность журнального места не позволила нам опубликовать полные варианты ответов, но и в сокращенном виде они дают достаточно ясное представление о перспективах российского трофи-движения.

Леонид ФАЛКЕНБЕРГ
Спортивный обозреватель ORD. Абсолютный Чемпион России
по трофи-рейдам 2003 года (по версии ФАСТР)

1. Как на сегодняшний день вы могли бы охарактеризовать понятие «трофи»?

ГАДАСИН: Для меня трофи на сегодняшний день разделилось на два основных направления: спортивное, с серьезной борьбой, и экспедиционно-приключенческое, где важнее туристическая составляющая.

ГОЛУБЕВ: Трофи сегодня – это массовое увлечение людей преодолением бездорожья на колесной технике. В ближайшем будущем мне бы очень хотелось видеть трофи полноценным видом международного автоспорта.

МАЙОРОВ: На сегодняшний день у трофи-движения появилось несколько основных направлений. Спортивное трофи – это борьба участников за результат. Командное трофи или Рейд – когда участники на добровольной основе объединяются в команды, а результат определяется по финишу последнего участника. Клубное трофи – это в первую очередь тусовки, фестивали и прочие мероприятия, организованные клубами любителей внедорожной жизни. И, наконец, Туристическое трофи – запланированные и тщательно подготовленные экспедиции по российским и международным маршрутам.

ОВЧИННИКОВ: В свое время понятие «трофи-рейд» было мной придумано исходя из следующих посылов: слово «трофи» ассоциировалось у советского человека с Camel Trophy (преодолением тяжелого бездорожья в команде), а слово «рейд» – с «Париж – Дакаром» (скоростными гонками на полноприводных автомобилях). Вывод: «трофи-рейд» – это преодоление бездорожья «на секундомер».

ПАВЛОВ: Езда по бездорожью для получения эмоций, удовольствия и выплеска адреналина.

СЛЕПУШКИН: Трофи на сегодняшний день абсолютно не в себе. Поясню, почему. Где этот культ? Где задор болот? Где «Рейд двух столиц»? Где 24 часа Черноголовки, то есть «Александр Браун Трофи»? Короче, таких каверзных вопросиков навалом, а ответ лично у меня один: о людях надо заботиться, а не о карьере и амбициях.

2. Кто, в вашем понимании, может носить звание настоящего трофиста?

ГАДАСИН: Человек, влюбленный в бездорожье.

ГОЛУБЕВ: Настоящий, истинный трофист – это прежде всего честный и волевой человек.

МАЙОРОВ: Настоящий трофист – тот, кто на трассе, проезжая мимо стоящего участника, остановится и задаст один-единственный вопрос: «Чем помочь?»

ОВЧИННИКОВ: Настоящий трофист – это прежде всего искатель приключений. Все остальное – вторично! Спортивная составляющая трофи-движения «вымывает» из людей дух взаимовыручки и чувство локтя. Это грустно…

УСЕНОК: Настоящий, истинный трофист – в первую очередь человек порядочный.

3. Что изменилось в трофи за последние пять лет?

ГАДАСИН: На отечественном бездорожье появилось очень много сильных автомашин и очень много сильных трофистов.

ГОЛУБЕВ: За пять лет количество трофистов увеличилось в несколько раз. Возросло и количество соревнований. Правда, по своему духу крупнейшие официальные гонки существенно уступают не только соревнованиям прошлого, но и современным региональным и клубным соревнованиям.

ЕВДОКИМОВ: В трофи-рейдах за пять лет изменилось многое. Фактически произошло разделение на два направления, имеющих между собой мало общего – спорт и дружеские клубные мероприятия. И если дружеские покатушки едва ли принципиально отличаются от того, что было пять лет назад, то спорт вырос в серьезное мероприятие с большими материальными затратами, командами, техничками, дорогой техникой и обученным персоналом. В спорте появились четкие правила, по которым проводятся соревнования, совершенствуются технические требования. Пришло много новых организаторов. А поскольку спорт – это прежде всего равные условия борьбы, то для обеспечения такого равенства служат все более ужесточаемые правила, технические требования и апелляционный суд.

МАЙОРОВ: Трофи-рейды стали официальным видом спорта.

ОВЧИННИКОВ: Что изменилось за пять лет? Да ничего, кроме числа «больных»! Аргументы? Пожалуйста: расслоение движения налицо. Официальные соревнования – одно, а клубные – совсем другое! Правила у всех разные, техтребования тоже разные. И наш клуб в этом плане – не исключение…

ПАВЛОВ: Приятно, что сейчас уже можно говорить о трофи-движении. А ведь лет десять назад нам разве что не крутили пальцем у виска. Мне же как раз и хочется, чтобы это движение становилось еще более приемлемым для массового сознания, естественным видом досуга.

СЛЕПУШКИН: За пять лет известных трофистов стало заметно меньше.

УСЕНОК: К сожалению, происходят перемены лишь в худшую сторону. Например, практически полностью пропал дух трофизма.

4. Что для вас главное в трофи – результат или приключение?

ГАДАСИН: Все зависит от формата соревнования. На некоторых мероприятиях главное результат, на других – приключение. А иногда, правда, бывает и то и другое.

ЕВДОКИМОВ: В трофи-рейдах главное – люди! Бездорожье, оно ведь сразу показывает, кто есть кто. Одно дело «языком ворочать», а другое – поступки. Плохие люди в трофи «не выживают».

МАЙОРОВ: Главное – участие. А результат – результат сложится сам.

ОВЧИННИКОВ: В соревновании главное – результат, добытый в честной борьбе. Если же ты при этом находишь приключения на свою голову, то это лишний «плюс» организатору. Если же речь идет о путешествии или экспедиции, то приключенческая составляющая здесь, безусловно, первична!

ПАВЛОВ: Трофи – это приключение. Спортивная составляющая может присутствовать, а может и нет. Ведь спорт – это лишь одна из ветвей трофи, и отнюдь не самая важная.

СЛЕПУШКИН: На мой взгляд, главное в трофи – это результат приключения. Приятная усталость, опыт и часы, проведенные вдали от мирских забот.

УСЕНОК: Главное в трофи – приключение с соответствующим результатом.

5. Что бы вы выбрали – линейный формат, ориентирование или какой-то другой?

ГАДАСИН: Мне интересен любой формат.

ГОЛУБЕВ: Я бы выбрал хорошо организованный линейный. Ориентирование – не более суток и в качестве одного из спецучастков. Если продолжать делать этапы Чемпионата в виде одного навигационного СУ, то можно потерять участников. Вряд ли найдутся желающие соревноваться в заведомо неравных условиях. Ведь сегодня для победы в ориентировании необходима команда с очень серьезным бюджетом. Командная тактика является при этом определяющей. А она в свою очередь подразумевает наличие четырех и более машин, работающих на лидера.

ЕВДОКИМОВ: Здесь все очень просто. Дело спортсмена – соревноваться, организатора – организовывать, а судей – судить. Я бы поехал по любой трассе, в любом формате и с любыми предложенными мне правилами. Главное, чтобы условия были равными для всех участников.

МАЙОРОВ: Я бы выбрал тяжелое трофи. 24 часа в режиме non-stop. Когда каждый СУ – это отдельное соревнование. Второй вариант – ориентирование в течение светового дня с обязательной ночевкой в лагере.

ОВЧИННИКОВ: Оговорюсь сразу: равных условий в соревнованиях по трофи-рейдам создать просто невозможно. Конечно, спецучастки должны быть линейные, ибо в этом случае все участники преодолевают одну и ту же трассу. В GPS-ориентировании, в нынешнем его виде, организатор просто не в состоянии выдать участнику весь объем информации для принятия правильного решения. Налицо «фактор лотереи», что, согласитесь, недопустимо в любом виде спорта.

ПАВЛОВ: Интересны и линейный формат, и ориентирование. Главное, чтобы результат не зависел от жеребьевки.

СЛЕПУШКИН: Я бы выбрал формат без постов, мостов и городов. Линейный, с интересным поиском по карте минимума ключевых точек.

УСЕНОК: Выбрал бы линейный формат гонки.

6. Что бы вы выбрали: «сквозной секундомер» или каждый СУ – отдельное соревнование?

ГАДАСИН: Конечно, каждый СУ должен быть, по сути, отдельным соревнованием со своей нормой времени. Невозможно же сравнивать столь разные СУ по затраченным на прохожение часам, минутам и секундам.

ГОЛУБЕВ: Конечно, каждый СУ должен считаться как отдельное соревнование. В противном случае опять возникает вопрос честности организатора. Можно ведь подстроить трассу, например, под ТР2, где из пяти СУ три могут быть вообще без «засад».

ОВЧИННИКОВ: Безусловно, «сквозной секундомер». Почему? Есть трасса от «А» до «Б». Кто быстрее ее преодолел, тот, значит, и молодец. Независимо от того, разбита трасса на несколько зачетных отрезков или представляет единый большой кусок. Борьба за «очковую» систему подведения итогов – это скорее желание оставить себе некую организационную лазейку, надежду на выигрыш в случае провала одного из СУ.

СЛЕПУШКИН: Каждый спецучасток трассы надо рассматривать отдельно. При этом совсем не обязательно, что главным критерием победы должен служить секундомер.

УСЕНОК: Вне всяких сомнений, только «сквозной секундомер». Остальное, на мой взгляд, просто необъективно.

7. Как вы считаете, нужен ли участникам абсолютный зачет?

ГАДАСИН: Я говорю «абсолюту» да. Зачем лишать участников возможности сравнивать свои силы?

ГОЛУБЕВ: «Абсолют» должен быть обязательно. Он стимулирует ТР2 и не дает расслабиться ТР3.

ЕВДОКИМОВ: Абсолютный зачет позволяет выявить самого-самого среди всех. На сегодняшний день статистика уже начинает склоняться к тому, что техника зачетной категории ТР3 показывает лучшие результаты, чем ТР2. Как только преимущество станет совершенно явным, абсолютный зачет, возможно, будет отменен.

МАЙОРОВ: Из-за сильного различия в существующих на сегодняшний день трофических классах я считаю, что «абсолют» – это совершенно виртуальный зачет. Только лишние расходы организатора на призы.

ОВЧИННИКОВ: «Абсолют» между «Запорожцем» и Mercedes? Да это же просто нонсенс!

ПАВЛОВ: Бездорожье само по себе является серьезным противником. Тем более что на части земной территории это не игра, а реальность. Но если говорить о соревнованиях, то сейчас абсолютный зачет проводится не совсем корректно, поскольку в таблицу идут очки из категории, и спортсмен получает больше очков лишь потому, что он выступает в категории ТР2, а не ТР3. Выглядит это как вытягивание за уши более слабых машин.

СЛЕПУШКИН: «Абсолют» совершенно не нужен. Глупо же, согласитесь, пытаться на равных гонять таксу через барьер, предназначенный для борзой…

УСЕНОК: «Абсолют» нужен, но надо жестко рассматривать формат и правила проведения соревнований.

8. Допустима ли прокладка трасс вне дорог (как существующих, так и заброшенных)?

ГАДАСИН: Прокладку трасс вне дорог вполне допускаю, кроме лесных участков, где машины просто вынуждены ломать деревья.

ГОЛУБЕВ: По сложным грунтовым дорогам – это прекрасно, только очень сложно сделать трассу, которую будет невыгодно объезжать. Но если промаркировать и контролировать коридор, то все будет просто замечательно.

ЕВДОКИМОВ: Мне этот вопрос совершенно непонятен. Трофи-рейд – это прежде всего соревнование вне дорог!

ОВЧИННИКОВ: Вопрос экологии для нашей дисциплины очень важен… Конечно, рано или поздно нас прикроют, но если мы хотим жить долго и счастливо, то надо согласовать проведение соревнований с властями, максимально избегать прокладки трасс вне дорог и ужесточать природоохранные требования к участникам.

ПАВЛОВ: Лишь бы не нанести вред природе. А так, конечно, соревнуемся-то мы в езде по бездорожью.

СЛЕПУШКИН: Прокладка трасс вне дорог допустима только там, где это не вредит экологии, и решить такой вопрос может только лесничество.

УСЕНОК: Прокладка трасс вне дорог – это недопустимо.

9. Как часто допустимо менять технические требования?

ГАДАСИН: Механизм РАФ вполне логичен. Конечно, было бы лучше менять технические требования как можно реже, но ошибки нужно исправлять оперативно.

ГОЛУБЕВ: Технические требования надо принимать минимум на четыре года. Никакие решения никаких комиссий не должны это менять. Проекты новых требований нужно издавать за 1,5 года, не позднее. Публично обсуждать и за 12 месяцев принимать. В противном случае организаторы официальных соревнований получают огромное количество недовольных участников, а многие просто отказываются от участия.

ЕВДОКИМОВ: Технические требования должны совершенствоваться каждый год, ибо технический прогресс не стоит на месте. Наша дисциплина – очень молодая, и те технические требования, которые были созданы в начале ее существования, не выдерживают никакой критики.

МАЙОРОВ: Техтребования необходимо принимать на период от двух до пяти лет. И, что самое важное – они должны быть тщательно продуманными.

ОВЧИННИКОВ: Конечно, автомобильный спорт – очень дорогая игрушка. Но зачем эту игрушку делать еще дороже, каждый год меняя ТТ? Наши соседи из Прибалтики поступили (в отличие от комиссии по трофи-рейдам при РАФ) крайне мудро: пусть их техтребования (аналог российских технических требований 2004 года) и не вполне совершенны по содержанию, но действуют по… 2008 год.

ПАВЛОВ: Менять техтребования можно не чаще, чем раз в два-три года. Раз в год – это совершенно неправильно и сразу же выведет вперед большие «конюшни».

СЛЕПУШКИН: С техническими требованиями, конечно, заэкспериментировались. Об этом наглядно свидетельствует количество участников в Чемпионате и Кубке России…

10. Взносы растут…что делать?

ГАДАСИН: Рост взносов в Чемпионате и других официальных соревнованиях неизбежен, так как требуется все больше средств, чтобы проводить гонки на должном уровне. А вот на мероприятиях туристического плана такой тенденции нет, и на смену «подорожавшим» соревнованиям приходят новые.

ОВЧИННИКОВ: У участника сегодня есть возможность выбора: заплатив много, ехать на всесторонне организованное соревнование (на мой взгляд, таких соревнований совсем немного) или, сэкономив, отправиться на любительские покатушки. А большое количество разнообразных мероприятий подкрепляет эту возможность на практике.

ПАВЛОВ: Слава богу, есть некая стабильность на клубных мероприятиях, что позволяет ехать на соревнования, не особенно напрягаясь по поводу стартовых взносов. Увы, этапы Чемпионата и Кубка собирают мало участников, хотя и имеют большой призовой фонд, но при этом весьма затратны. В такой ситуации спортсмен-одиночка находится в заранее проигрышных условиях.

СЛЕПУШКИН: По взносам могу только сказать, что любой спорт без меценатства и прессы умрет.

11. Как развивать региональный спорт, и как должен выглядеть национальный чемпионат?

ГАДАСИН: Массовое движение в регионах впитывает опыт и инженерию спорта. Надеюсь, что серьезного разрыва этих двух направлений не произойдет, так как спорту необходима подпитка новыми талантами, а региональные чемпионаты являются одним из важных направлений. Чемпионат России должен формироваться из сильных соревнований, а не по географическому признаку.

ГОЛУБЕВ: Можем предложить вариант: проводить Кубок России по регионам. Чемпионат должен состоять из такого количества этапов соревнований, сколько реально можно провести на высоком уровне, ведь приемка трасс и их корректировка – это серьезная, кропотливая работа. Но нельзя делать много этапов. Оптимальное количество – три-четыре. Можно даже не делать финал Кубка, следующий уровень после регионального кубка – Чемпионат, но при условии организации хороших, сложных этапов. Основная идея – Чемпионат должен быть для участников. Нельзя делать его супердорогим.

ЕВДОКИМОВ: Национальный чемпионат должен выглядеть хорошо и достойно! Это на сегодняшний день в первую очередь зависит от организаторов, к которым с каждым годом предъявляются все более и более высокие требования. Кто-то их не выдерживает, берет тайм-аут, кто-то «сходит с дистанции», на их место приходят новые, с амбициями, происходит некая ротация как по людям, так и по регионам. Это – движение вперед! На мой взгляд, приносит только пользу.

МАЙОРОВ: Расстановка этапов по территории России не должна быть привязана к команде чемпионов, так как участникам из Екатеринбурга, Перми, Тюмени, Иркутска, Красноярска, Владивостока и Сочи просто не потянуть финансовой нагрузки при транспортировке спортивных машин. Большой спорт, конечно, должен существовать, но для него, я думаю, достаточно двух этапов на территории всей России, так как это удел десятка экипажей. Массовый спорт возможен только в регионах. На сегодня принято несколько зон, но пока это формальности, так как у них нет официального статуса. Национальный Чемпионат на сегодня приравняли к первенству Ленинградской и Московской областей. На мой взгляд, необходимо строить по территории России пространственные треугольники, где вершины – это города, в которых имеется по 20–30 подготовленных экипажей.

ОВЧИННИКОВ: Я бы «демократизировал» официальные соревнования, значительно снизив финансовый порог участия в них. Ибо, по моему глубокому убеждению, «чемпионат банно-прачечного треста» и то должен собирать больше участников, нежели современный Чемпионат России. На сегодня Чемпионат России девальвирован! Шагов несколько: нужно уменьшить количество этапов с 6 до 3–4; изменить правила, отказавшись от GPS-ориентирований, поскольку последний формат позволяет в полной мере реализовать «командную тактику». Опыт решения проблемы имеется: зональные чемпионаты, зональные первенства, зональные кубки. Собрать всех в одном месте хотя бы раз в год – утопия. А если мы хотим развития дисциплины на территории всей России, то надо дать соответствующий статус соревнованиям в регионах. Это в свою очередь поможет привлечению спонсоров и будет способствовать развитию дисциплины.

ПАВЛОВ: Наверное, для объективной картины в целом по России было бы правильно разыгрывать Чемпионат между призерами региональных серий.

СЛЕПУШКИН: Регионы-то как раз живут и активно развиваются. Ну а национальный Чемпионат не будет развиваться до тех пор, пока в делении на классы будет откровенная дискриминация марок автомобилей и отдельных классов.

УСЕНОК: Нужно дать регионам большую самостоятельность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *