Производство протеиновых батончиков

Однажды друг Артема заказал обложку на студенческий билет с интернет-мемом в столице. Доставку из Москвы пришлось ждать три недели, а обошлась обложка в 450 руб. Тогда в Новосибирске продавались только обычные скучные обложки, а студенту хотелось выделиться. Артем посмотрел расценки московских типографий — себестоимость обложки в оптовой партии составляла всего 5 руб. Он решил, что может продавать модные обложки в Новосибирске по 200–250 руб.

Чтобы заказать первую партию, Артем взял у родителей в долг 10 тыс. руб. В макет обложек вставил популярные тогда мемы и демотиваторы, которые скачал в интернете, нашел подходящую типографию в Москве. Изначально о реализации он рассчитывал договориться с канцелярскими магазинами при вузах, но те не могли оформить покупку — у предпринимателя не было юридического лица.

Тогда Парфенов стал продавать обложки с рук у входа в свой вуз — товар оказался востребованным, первая партия разошлась за несколько дней. Предприниматель предложил подработать таким же студентам и торговать обложками у вузов и общежитий за процент с продаж. Продвигал Парфенов товар и в социальных сетях. После создания группы, посвященной смешным обложкам во «ВКонтакте», интерес стали проявлять люди из соседних городов — они стали закупать обложки у Парфенова оптом.

Первый бизнес стабильно приносил 100–200 тыс. руб. выручки в месяц. И Парфенов даже придумал, как его диверсифицировать. Однажды к нему подошел студент из Тывы и попросил сделать магнит с видами родины. Оказалось, что подобные сувениры были в дефиците. Как и в случае с обложками, предприниматель нашел в Сети красочные фотографии Тывы и заказал партию магнитов. На это раз нашлась подходящая типография в Новосибирске. Закупка обходилась в 10–15 руб. за штуку, а продавал магниты студентам он за 200 руб. Магниты разлетались по 100 штук в день.

Два года предприниматель занимался обложками и магнитами, но со временем появились конкуренты, да и спрос упал. Тогда предприниматель переключился на толстовки с символикой российских университетов. Первые толстовки он заказывал у местного производителя, но на рынке было много похожей одежды. Чтобы отличаться от конкурентов, Парфенов решил поставлять толстовки HoodieBuddie из США, в шнурки капюшона там были встроены наушники. Заказывал оптом на eBay, а продавал сначала в группе во «ВКонтакте», а потом открыл интернет-магазин. Его сделал университетский приятель за толстовку.

Продажа толстовок приносила по 200–300 тыс. руб. прибыли в месяц. Но дело пришлось свернуть: в 2014 году в России появился официальный представитель бренда. Он потребовал прекратить продажи и передать домен владельцам торговой марки. Поначалу Парфенов пытался договориться и предлагал продать свой интернет-магазин. Но в итоге пришлось просто свернуть бизнес: представители американской марки грозили судом.

Все эти эксперименты приносили небольшие деньги, но на настоящий бизнес походили мало. В любой момент все могло закончиться. Парфенов даже не регистрировал юридическое лицо и не платил налоги, полагая, что сначала нужно протестировать бизнес-модель, и только когда компания докажет жизнеспособность, оформлять документы. Конечно, это не так.

«Деятельность носила систематический характер и приносила доход в крупном размере, так что предпринимателю грозила статья 171 УК РФ, предусматривающая штраф в размере до 300 тыс. руб., либо арест на срок до шести месяцев. Почему Парфенов не зарегистрировал юрлицо, мне непонятно. Регистрация стоит недорого, услуги бухгалтера с подобными доходами предприниматель мог бы себе позволить», — говорит юрист коллегии адвокатов «Новый Арбат» Алексей Пономарев.

Продукция компании Vasco (Фото: Никита Хнюнин для РБК)

Протеиновая мечта

В 2014 году Артем уехал по программе Work&Travel в США. Работал оператором аттракциона, кассиром и фотографом, а в свободное время делал покупки для своих российских друзей за небольшую комиссию. Работа по найму ему вскоре надоела, он купил фотоаппарат и стал продавать фотографии туристам напрямую. Накопил несколько тысяч долларов.

Вернувшись на родину, Парфенов решил осуществить свою давнюю мечту — открыть какое-нибудь производство. Решение нашлось на кухне. Предприниматель всегда любил готовить, экспериментировать с продуктами, а также заниматься спортом. Он часто делал для себя батончики из овсянки — брал их на прогулки и велотренировки.

На рынке спортивного питания самый популярный продукт — протеин. Но обычно он продается в виде порошка, который нужно смешать с водой или молоком. Далеко не всегда это удобно, особенно если тренировка проходит на улице. Предприниматель решил сделать протеиновые батончики. «Протеин — это обычная добавка. Если в состав не входят консерванты и прочая химия, то это просто белок», — говорит Василий Смольный, основатель интернет-проекта «Бешеная сушка».

Предприниматель планировал потратить на старт две недели: найти технолога, разработать продукт, упаковать и начать продавать. Но отыскать подходящего специалиста не удавалось ни в Новосибирске, ни в Москве. Пришлось разрабатывать рецептуру самому на кухне. В открытых источниках информации о пищевой промышленности на русском языке почти не было, спасли англоязычные сайты и форумы.

На разработку батончика на собственной кухне в итоге ушло три месяца. Первые батончики плесневели и сохли. Другие образцы сохраняли форму, но лабораторные анализы в новосибирском Центре стандартизации, метрологии и испытаний показывали, что продукт непригоден. Методом проб и ошибок предприниматель все же добился желаемого результата. Анализы подтвердили, что батончики можно есть. Парфенов получил сертификат на продажу пищевой продукции и зарегистрировал наконец ООО.

В составе батончиков — изолят сывороточного белка, изолят молочного белка, растворимые кукурузные волокна, арахисовая паста, глицерин, эритритол, вода, ароматизатор, сукралоза. Все сырье импортное: изолят сывороточного белка везут из Франции, а арахис из Аргентины. Парфенов покупает ингредиенты у российских дистрибьюторов. Причем первая партия обошлась ему бесплатно — поставщики давали бесплатные пробники, их хватило на первую тысячу батончиков.

Помимо протеиновых батончиков, Парфенов сразу стал выпускать арахисовую пасту. Это ингредиент для батончиков. Предприниматель решил, что раз пасту все равно нужно делать, ее можно отдельно упаковывать и продавать. Он оказался прав — рынок арахисовой пасты быстро растет. Паста тоже содержит много белка, поэтому интересна спортсменам. За последние два года в России появилось около 30 компаний — производителей пасты. По словам Марии Мальцевой, владелицы компании по производству арахисовой пасты «Король Орех», конкурентов среди российских производителей пока немного, но их число продолжает расти. О Vasco она слышала, но комментировать конкурента отказалась.

В декабре 2015 года оба продукта под брендом Vasco были готовы к продаже. Сейчас в линейке уже шесть продуктов: вариации протеинового батончика и пасты. Анна Новикова, тренер World Class, с осторожностью относится к российским брендам спортивного питания. Она не советует батончики Vasco женщинам, которые хотят сбросить вес. Зато протеиновые батончики и паста, по ее мнению, подойдут мужчинам.

Экономика Vasco

Первое время Парфенов работал один на собственной кухне — на лабораторные анализы у него ушла 21 тыс. руб. В декабре 2015 года он арендовал небольшое подсобное помещение под производство у знакомых за 5,6 тыс. руб. в месяц. На покупку оборудования для упаковки ушло 200 тыс. руб., для производства пасты — 30 тыс. руб. Еще 50 тыс. руб. потратил на разработку и печать первых партий упаковки.

Продавать свою продукцию предприниматель начал через группы в социальных сетях, потом договорился о поставках с несколькими магазинами спортивного питания в Новосибирске. Лично развозил товар по магазинам, убеждал попробовать продать пробную партию, атаковал «холодными звонками». Многие отказывались: бренд новый и неизвестный, но через несколько месяцев Артем снова возвращался со своим предложением — владельцы магазинов постепенно сдавались. Выручка в первый месяц составила 50 тыс. руб.

Первым сотрудником Vasco стала девушка Парфенова — она занималась производством, пока Артем развозил готовую продукцию клиентам и договаривался с владельцами магазинов. Сейчас на Парфенова работают уже 20 человек: десять человек на производстве, столько же в офисе.

За некоторыми сотрудниками предприниматель охотился несколько месяцев. Руководит производством, например, Денис Карюкин, бывший заместитель руководителя производства местного представительства Mars. По словам Парфенова, он привнес в компанию американские и японские технологии бережливого производства. Тем не менее, например, этикетки клеятся вручную, потому что, по подсчетам Артема, пока затраты сотрудников обходятся дешевле, чем покупка специального оборудования.

Сейчас производство занимает уже около 200 кв. м. На аренду производственных помещений уходит 47 тыс. руб. в месяц. Еще 30 тыс. руб. — на аренду офиса. По мере роста спроса Артему пришлось докупать оборудование — за пять месяцев в общей сложности ушло 500 тыс. руб. Накопления закончились, так что пришлось взять потребительский кредит в банке — 100 тыс. руб. У Vasco нет большого склада, производство работает под заказ.

В продвижении Парфенов делает ставку на интернет: ежемесячно тратит около 50 тыс. руб. на контекстную рекламу и социальные сети. Товар специфический, поэтому цена трафика невысока. По расчетам Парфенова, каждые 10 тыс. руб., потраченные на контекстную рекламу, приносят порядка 200 тыс. руб. выручки.

Сейчас продукция Vasco представлена в двух сотнях магазинов в 40 городах от Санкт-Петербурга до Владивостока. Это сети спортивного питания «КультЛаб», Maximum muscle, «До4а», «Академспорт», «Фитнес формула», Power Way, Strong Fit. Доставкой занимаются транспортные компании. В среднем доставка партии обходится магазинам-партнерам в 500 руб. Стоимость батончика в рознице — 155–170 руб., партнеры получают продукт за 115 руб. Примерно столько же стоит и продукция конкурентов.

По словам Станислава Волкова, менеджера санкт-петербургского магазина спортивного питания Power Way, представители Vasco вышли на них сами. Продукция пользуется спросом, но до лидеров продаж — протеина и кератина — батончикам пока далеко. Парфенов говорит, что от «холодного звонка» до сделки в среднем проходит три недели.

Пока Vasco развивается только в регионах. После Нового года предприниматель планирует выходить в Москву. По словам Парфенова, в столице сосредоточено 50% российского рынка спортивного питания, но в регионах владельцы магазинов более лояльны к новым брендам. «Стратегия Мао Цзедуна — из деревни в города — работает. Сначала получаешь опыт, потом идешь на сложный рынок», — говорит Федор Овчинников, основатель «Додо Пицца». По его словам, у Vasco есть все шансы захватить часть этого растущего рынка: против западных конкурентов играет слабый рубль.

Взгляд со стороны

«В составе батончиков Vasco меня смущает заменитель сахара»

Наталия Римша, нутрициолог, специалист в области питания и здорового образа жизни

«Покупателям стоит внимательнее читать составы популярных «здоровых» продуктов. Например, изолят сывороточного белка в отличие от концентрата содержит меньше полезных веществ. Его нагревание можетнавредить структуре белка, тогда продукт будет хуже усваиваться. Некачественный арахис может вызывать аллергию и воспаления. В составе батончиков Vasco меня смущает сукралоза — заменитель сахара. Она используется в диетических блюдах и низкокалорийных продуктах. Но заменители сахара вредны для здоровья».

«Состав Vasco не очень натуральный»

Елена Шифрина, основатель компании BioFoodLab, производитель батончиков Bite

«Рынок идет в сторону развития новых технологий, которые позволяют применять меньше химических веществ и при долгих сроках годности обеспечить натуральный состав. Состав Vasco не очень натуральный. Эти ингредиенты позволяют уменьшить себестоимость.

Возможно, кто-то ищет для себя батончики в определенной ценовой категории и им эта продукция подойдет. У рынка такая большая диверсификация, на каждый продукт найдется покупатель. Для кого-то цена имеет первоначальное значение. Полезными батончики не будут, но и вреда не принесут».

«Кризис создал колоссальные возможности для российских компаний»

Иван Сидорок, основатель центра кулинарных стартапов Mabius, совладелец Нижегородского масложирового комбината

«Рынок здорового питания в России вырос более чем на 60% за последние пять лет и достиг $178 млн в 2015 году. До последнего времени существенная часть рынка была представлена импортной продукцией, но кризис создал колоссальные возможности для российских компаний.

Правда, порог входа в категорию остается достаточно высоким. Пищевому FMCG-стартапу нужна сильная команда. FMCG требует множества компетенций, в том числе​ маркетинг, продажи, технология пищевого производства, логистика, закупки. Нужны финансовые ресурсы для разработки продукта, упаковки и брендинга, а также формирования оборотного капитала».

Возможность

C 2010 по 2015 год продажи энергетических батончиков в США выросли на 85% — до $2,85 млрд в год. Продажи орехов выросли на 34%, а продажи фруктовых батончиков на 16%.

Ускорение темпа жизни заставляет жителей развитых стран всё чаще обращаться к снэкам. Государственная пропаганда здорового образа жизни и осведомлённость граждан о причинах, вызывающих ожирение и сахарный диабет второго типа, всё чаще подталкивают покупателей выбирать здоровые снэки вместо привычных Snickers и Lay’s.

По данным Hershey, 68% покупателей в мире хотят знать, какие ингредиенты входят в состав продукта (хотят видеть на упаковке и понимать, что это за ингредиенты), а 40% покупателей хотят, чтобы в продуктах было меньше ингредиентов.

Батончики RXBar как будто сорвали джекпот. Своим продуктом они попали во все тренды потребительского поведения:

  • их продукция — питательные снэки;
  • они полезные;
  • их состав прост, а упаковка понятна покупателям.

Другие производители энергетических батончиков объясняют свою полезность заявлениями: «без глютена», «без сои», «без молока» и так далее. Иногда список таких достижений достигает 20 пунктов. По мнению основателей RXBar, это в конец запутывает покупателей.

Вместо длинного списка того, чем продукт не является, основатели поместили на лицевую сторону батончика три главных ингредиента, а снизу добавили: «Без херни» (No B.S. — no bullshit), тем самым намекая, что ничего вредного в батончике нет. «No B.S.» — устойчивое выражение в США, поэтому смысл быстро доходит до покупателей, а честность и открытость компании сделали ей хорошую кампанию.

В 2013 году основатели начали работать в подвале родителей, в 2014 году RXBar вышла на промышленные объёмы, а в 2017 году Kellog выкупила её за $600 млн.

Как начинали

Джаред Смит и Питер Рахаль

Основатели Питер Рахаль и Джаред Смит учились вместе с первого класса. До 27 лет Рахаль занимался прямыми продажами в семейном бизнесе по продаже концентратов соков. Работать с семьей оказалось тяжело, поэтому он решил уйти и сделать свою компанию.

В журнале он прочитал заметку, что запустить компанию по производству протеиновых батончиков стоит $10 тысяч. Тогда Рахаль подумал, что только идиот не сможет сделать протеиновый батончик — процедура несложная и рецептура понятная.

Тогда он пригласил своего лучшего друга Джареда, каждый из них дал по $5,000. Так они решили начать батончиковый бизнес.

Слева — кухня в подвале дома родителей Питера. Справа — эскиз первой упаковки RXBar, Питер сделал его сам

Сперва они обсуждали, что для разработки и продвижения им понадобится внешнее финансирование. Они обратились к отцу Рахаля, который в ответ на их просьбу сказал: «Вам обоим лучше заткнуться и вместо болтовни выйти к людям и продать тысячу батончиков».

Сходив в ближайшие продуктовые магазины, основатели поняли, что категория крайне конкурентная и выделиться почти невозможно. В то время Джаред активно занимался кроссфитом и обратил внимание на то, что кроссфит как категория активно набирает популярность, и ни один производитель спортивного питания ещё не начал делать продукцию специально для кроссфитеров.

Питер Рахаль и Джаред Смит

Стратегия была следующей: попасть в кроссфит-залы со своим продуктом.

Первой производственной площадкой стал подвал дома родителей Рахаля. Продажами занимался сам Рахаль. Он лично ходил по залам в их родном Чикаго и оставлял «на пробу» коробки с батончиками. Позже он звонил в зал и спрашивал, понравились ли батончики гостям.

Чаще всего гости были довольны. Первые партии RXBar поставляли под реализацию. Первый год партнёры работали только с кроссфит и тренажерными залами, не размывая фокус на массовую розницу.

RXBar 2014-2015 годы

Клиентов также впечатлила открытость RXBar: в течение первых двух лет на упаковке был указан номер Рахаля, куда любой мог позвонить и задать вопрос.

К 2014 году основатели RXBar нашли партнёра, который помог им систематизировать, масштабировать бизнес и выйти в региональные сети. В этот год компания произвела 1,5 миллиона батончиков.

Однако взрывной рост в бизнесе произошел в 2016 году. Первые дизайны упаковок делал лично Рахаль. Основатели отказывались нанимать дорогих специалистов, потому дизайн откровенно страдал. Однако к 2016 у компании уже были деньги. В компании сделали ребрендинг.

Старый и обновленный дизайны RXBar

Размышляя над концепцией, они решили сделать упаковку с их основной продающей идеей — всё должно быть просто, понятно и «без херни». На упаковке так и написали.

Редизайн пришёлся по вкусу массовой аудитории, которая начала заполонять социальные сети фотографиями с провокационной упаковкой.

Почему у них получилось

По моему мнению, у успеха RXBar есть несколько слагаемых.

Ранний фокус на нишевую аудиторию

Ещё Питер Тиль в своей книге «От 0 к 1» писал, что стартапу лучше начать с доминирования на маленьком рынке, а затем заниматься экспансией, чем сразу лезть на большой рынок и там иметь маленькую долю.

Ребята из RXBar увидели, что никто из производителей спортивного питания не делал специальных продуктов для кроссфитеров. Они были первыми. Заняв эту нишу, они создали себе известность, сделали бизнес устойчивым, а дальше пошли в масс-маркет.

Основатели уловили тренд на упрощение состава ингредиентов и открытость в упаковке

Я не думаю, что они подробно изучали отчёты и ночами придумывали стратегию, скорее они сделали это по наитию и попали в «десятку». Если в мире постоянно растущего информационного мусора продукт не создаёт шум, а наоборот, уменьшает его, это может стать выделяющим фактором.

Один язык с покупателями

Поместить на массовый продукт фразу «No B.S.» — смелый шаг. Тяжело предугадать, как отреагируют потребители на такую радикальную открытость, ведь упаковку читают в том числе и дети. Но иногда такие «народные» обращения срабатывают (вспомним рекламы «Евросети» и «Эльдорадо» с пылесосом).

Можно ли такое повторить в России

Протеиновые батончики — дорогой снэк: в РФ они стоят около 100 рублей. Учитывая средний доход россиянина, полезные снэки всегда будут нишевым товаром в России.

Если в другие товарные категории привнести подход на уменьшение количества ингредиентов, радикальную открытость, то это вполне может сработать. Информационный перегруз есть во всех странах, потому упрощение состава и понятные ингредиенты вряд ли будут отвергнуты нашими покупателями. Также в нашей стране, как нигде больше, ценят честность, открытость, чтоб «без херни».

Попробовать скопировать подход в лоб можно в европейских странах, где у населения есть больше средств на здоровую еду и где RXBar плохо представлен. Однако неизвестно, насколько консервативные европейцы оценят настолько откровенный маркетинг.

Мы, в свою очередь, планируем протестировать аналогичный подход на рынке корма для домашних собак и кошек в США. Это рынок с оборотом $20 млрд в год.

#кейсы #маркетинг #еда #ритейл

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *