Признание третейской оговорки недействительной

Признание арбитражной оговорки недействительной

— Альтернатива создает проблемы

Намерение сторон передать спор на разрешение третейского суда выражается однозначно и не допускает сомнений, что спор будет передан на разрешение именно третейского суда. Если в договоре сказано, что при возникновении спора стороны передают его на разрешение либо третейского, либо арбитражного суда, подобная альтернатива определения подведомственности споров предполагает, что соглашение сторон неконкретно. В такой ситуации арбитражные суды признают третейское соглашение незаключенным, а следовательно, недействительным (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.05.2004 № А82-5483/2003-29).

— Конкретный третейский суд не назван

В соответствии со ст. 2 Закона № 102-ФЗ О третейских судах РФ третейский суд может быть постоянно действующим либо образованным сторонами для разрешения конкретного спора. Если согласно третейской оговорке спор передается в постоянно действующий третейский суд, то в оговорке должно быть указано его наименование. В противном случае оговорка может быть признана недействительной.

Например, суд указал, что, поскольку наименования постоянно действующего третейского суда в оговорке нет, нет и оснований считать, что стороны достигли соглашения о передаче дела третейскому суду. То есть такое соглашение недействительно (постановление Президиума ВАС РФ от 27.02.96 № 5278/95).

— Конкретный спор не назван

Когда спор в соответствии с третейской оговоркой передается в третейский суд, специально образованный для его разрешения, порядок образования суда определяется соглашением сторон (п. 5 ст. 3 Закона № 102-ФЗ). Таким образом, третейский суд для рассмотрения конкретного спора может быть образован сторонами только при наличии между ними спора, возникшего из конкретного правоотношения. Это должно быть отражено в третейском соглашении (п. 2 ст. 5 Закона № 102-ФЗ).

Из сказанного следует, что недействительной может быть признана третейская оговорка, предусматривающая создание специального третейского суда, но не конкретизирующая, для разрешения какого спора он создается. То есть должны быть указаны конкретные правоотношения, из которых может возникнуть спор, а не любые возможные споры между сторонами данного договора.

Так, стороны закрепили в договоре, что все неурегулированные сторонами путем переговоров споры, разногласия или требования, возникающие из договоров или в связи с ними, подлежат окончательному разрешению в третейском суде, созданном для рассмотрения подобных разногласий. Суд признал такую оговорку недействительной в силу ст. 168 ГК РФ как противоречащую ст. 2, п. 5 ст. 3 и п. 2 ст. 5 Закона № 102-ФЗ (постановление ФАС Поволжского округа от 05.04.2011 по делу № А12-10939/2010).

— Нарушен принцип беспристрастного разбирательства

Как предписано ст. 8 Закона № 102-ФЗ, третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, не зависящее от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи. Третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон (ст. 18 Закона № 102-ФЗ).

Если порядок формирования третейского суда нарушает принцип беспристрастности, это является основанием для признания заключенного сторонами третейского соглашения недействительным.

В качестве примера приведем случай, когда третейским судьей назначили сотрудника компании, которая являлась одной из сторон договора (постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 1308/11).

— Третейский суд вышел за пределы компетенции

В пункте 2 ст. 1 Закона № 102-ФЗ установлено, что в третейский суд по соглашению сторон третейского разбирательства передается любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Не передаются на рассмотрение третейских судов дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений. В частности, третейский суд не может рассматривать споры о признании права собственности на объекты недвижимости и об изменении титула собственника. Это следует из положений ст. 2 и 17 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Исходя из данных норм вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов. К такому выводу пришел Президиум ВАС РФ в п. 27 информационного письма от 22.12.2005 № 96.

Так, третейское соглашение о возможности рассмотрения третейским судом споров, вытекающих из договора купли-продажи и затрагивающих вопросы права собственности на недвижимое имущество, суд признал не соответствующим действующему законодательству и недействительным (постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.06.2010 № Ф03-3060/2010).

— Соглашение о рассмотрении спора третейским судом подписано неуполномоченным лицом

В статье 53 ГК РФ закреплено, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Статья 182 ГК РФ допускает возможность совершения сделки (подписание договора) лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) по доверенности.

В силу ч. 2 ст. 62 АПК РФ полномочия представителя, касающиеся распорядительных действий, влияющих на ход процесса и судьбу дела, должны быть специально оговорены в доверенности, выданной представляемым лицом, или ином документе. Арбитражные суды считают, что к перечисленным действиям относится и право представителя на передачу дела в третейский суд.

В пункте 1 ст. 183 ГК РФ сказано, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или в случае превышения таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Итак, если договор, содержащий третейскую оговорку, подписан лицом по доверенности, но в ней не сказано, что представитель организации имеет право заключать соглашения о передаче споров на разрешение третейского суда, а впоследствии организация не одобрит оговорку, третейская оговорка недействительна.

Например, суд признал третейскую оговорку недействительной, поскольку исполнительный директор, подписавший договор по доверенности, не был уполномочен на заключение третейского соглашения, а организация впоследствии не одобрила соглашение (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2009 по делу № А28-13409/2008-418/25Т).

— Оригинал третейского соглашения не сохранился

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 237 АПК РФ третейское соглашение должно быть представлено в арбитражный суд в подлиннике или в виде надлежащим образом заверенной копии. Поэтому, когда оригинал договора с третейской оговоркой утерян, его копия не может подтвердить действительность третейского соглашения.

Так, в арбитражный суд была представлена копия, заверенная председателем постоянно действующего третейского суда. Суд пришел к выводу, что надлежащим доказательством заключения третейского соглашения может быть только подлинник третейской записи либо его нотариально заверенная копия. На этом основании третейскую оговорку суд счел недействительной (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.11.2003 № А33-3728/03-С1-Ф02-3911/03-С2).

Согласно третейской оговорке спор между компаниями разрешает группа специалистов

Третейская оговора – это название, которым стороны именуют договоренности о рассмотрении спора вне рамок государственной системы. Законодатель определяет третейское соглашение как соглашение сторон передать дело на разрешение в суд, который они выбирают самостоятельно. Право сторон — рассматривать все или определенные споры таким образом (ст. 2 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ»). Новый закон об арбитраже не содержит такого определения, но не меняет базовых понятий (Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ»).

Стороны вправе передать спор на разрешение третейского суда отдельным соглашением или путем внесения условия в основной договор. Проиллюстрируем с помощью образца условия, что такое третейская оговора в договоре:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из договора или в связи с ним, в том числе касающиеся его возникновения, изменения, нарушения, исполнения, прекращения, недействительности или незаключенности, передаются на разрешение постоянно действующего Третейского суда при автономной некоммерческой организации «___» (далее — Третейский суд) в соответствии с Регламентом третейского разбирательства этого суда.

Стороны договорились, что решение третейского суда является окончательным и оспариванию не подлежит».

Чтобы соглашение считалось достигнутым, стороны должны заключить его в письменной форме (ст. 7 закона № 102-ФЗ). Они вправе:

  • подписать дополнительное соглашение;
  • включить пункт в существующий договор;
  • обменяться письмами или другим способом согласовать условие (ст. 7 закона № 102-ФЗ).

Указывайте конкретный суд, чтобы не возникло разночтений и разногласий. Когда он рассмотрит спор, победившая сторона вправе забрать решение и направить его в суд государственной системы, чтобы получить исполнительный лист. Если оппонент откажется исполнять судебный акт, действия заинтересованной стороны могут быть как при обычном производстве. Можно:

  • обратиться в банк и списать со счета средства должника, когда речь идет об имущественном требовании;
  • направить исполнительный лист приставу;
  • начать процедуру банкротства в отношении должника;
  • применить другие законные способы.

Третейская оговорка не может содержаться в договорах публичного характера

Третейская оговорка не будет иметь силу, если она противоречит закону. Стороны могут рассмотреть дело, но не добиться исполнения судебного акта. Арбитражный суд не выдаст исполнительный лист. Основания для отказа определяет АПК (ч. 4 ст. 239 АПК). Исполнительный лист не выдается, если:

  • по закону спор не мог быть предметом третейского разбирательства;
  • решения третейского суда противоречит публичному порядку РФ;
  • есть основания, которые определяет международный договор.

Публичным считается договор с лицом, которое продает товары, выполняет работы, оказывает услуги по характеру своей деятельности в отношении каждого, кто к нему обратится. К такой деятельности относится:

  • розничная торговля;
  • перевозка транспортом общего пользования;
  • оказание услуг связи;
  • энергоснабжение;
  • медицинское, гостиничное обслуживание и т. п. (ст. 426 ГК).

Встречаются ситуации, когда суд ошибочно считает договор публичным. В этом случае заявителю придется доказывать природу соглашения.

Например, сторона обосновала право на выдачу исполнительного листа. Она доказала, что договор займа, по которому возник спор, имеет частно-правовой характер. См. постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.09.2015 № Ф04-22118/2015 по делу № А45-26477/201

К вопросам публично правового характера относятся, например, дела о признании прав собственности на недвижимое имущество. Третейский суд не вправе рассматривать такой спор и выдать решение, которое обязывает соответствующий орган зарегистрировать право собственности (п. 27 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96, определение ВС РФ от 27.12.2017 по делу № 310-ЭС17-12469, А64-906/2017).

Например, заявитель потребовал, чтобы арбитражный суд отменил решение постоянно действующего первого Арбитражного третейского учреждения. Учреждение признало право оппонента на строительные материалы в виде ленточных фундаментов, стен из камня-ракушечника, кровли, системы вентиляции, сетей водоснабжения, канализации, электроснабжения, металлических конструктивных элементов на объекте. Спор состоялся между арендатором, который перестроил объект, и структурным подразделением заявителя. Однако имущество является федеральной собственностью, о чем имеется соответствующий региональный акт. Стороны не вправе рассматривать дело в негосударственном суде, и решение третейского учреждения нарушило права и законные интересы правообладателя. Арбитражный суд отменил спорное решение, так как учреждение не имело право рассматривать спор в обход законных процедур (постановление АС Московского округа от 18.10.2017 № Ф05-15098/2017 по делу № А40-65072/17).

В закупках третейскую оговорку допускают в зависимости от типа контракта

От того, в рамках какого закона заключают контракт, зависит, можно ли добавить в текст условия третейского соглашения. Суды сделали вывод, что стороны вправе рассматривать споры из отношений, которые регулирует законодательство о закупках товаров отдельными видами юридических лиц, в третейском суде. Участники процесса вправе включить соответствующее условие в текст соглашения, когда договор заключается по правилам закона №223-ФЗ (определение ВС РФ от 11.07.2018 № 305-ЭС17-7240 по делу № А40-165680/2016). Иного мнения суды придерживаются в отношении контрактов по 44-ФЗ. Споры, которые могут возникать из таких соглашений, рассматривает арбитражный суд (постановление АС Московского округа от 01.11.2017 № Ф05-16043/2017 по делу № А40-146557/2017).

Например, компания выиграла спор по госконтракту в третейском суде, но арбитражный суд отказался выдать исполнительный лист. Оспорить это компания не смогла. Кассация указала, что третейская оговорка не может содержаться в таком контракте. Ее присутствие нарушает основополагающие принципы российского права: противодействие коррупции, обеспечение конкуренции. Нельзя передать в третейский суд споры, которые возникли из государственных (муниципальных) контрактов. В данном случае такая оговорка противоречит закону, ее признают недействительной (постановление АС Московского округа от 26.01.2018 № Ф05-20919/2017 по делу № А40-30692/2017).

Есть риск спора из-за самого наличия оговорки

Споры, которые возникают из-за третейской оговорки, многообразны. Могут появиться организационный вопросы, если соответствующий третейский суд прекратил существование. Если исполнитель – «слабая сторона» по договору, он может посчитать условие о передаче спора в третейский суд кабальной сделкой. Суды редко удовлетворяют такие иски, если заявитель согласовал условие о передаче дела в конкретный суд и стал оспаривать пункт по прошествии времени. Заявлять об отсутствии компетентности также безосновательно, поскольку ее проверяет суд при выдаче исполнительного листа (определение Саратовского областного суда № 33-1188 от 06.03.2018).

Спорные моменты возникают, когда заказчик участвует в создании третейского суда или теоретически может повлиять на его деятельность. Встречаются более интересные случаи. Например, когда обе спорящие стороны были учредителями суда или иным образом участвовали в его работе. Как правило, в этом случае споры о передаче в третейскую организацию не возникают, но каждая сторона может ходатайствовать о назначении судьей определенной кандидатуры. Универсального способа избежать споров нет. Минимизировать риски можно, если прописать четко третейскую оговорку и определить конкретный суд (определение ВС РФ от 04.12.2017 № 305-ЭС17-17483 по делу № А40-41053/2017).

ВС РФ v. ВАС РФ. Очерк II. Правомерность третейской оговорки в договоре с участием потребителя: есть ли расхождение?

С точки зрения позитивного законодательства не существует запрета на установление сторонами третейской оговорки в договоре, заключенном с потребителем. И нередко такая оговорка устанавливается.

В то же время третейская оговорка изначально не выгодна потребителю, поскольку включение третейской оговорки в текст договора ведет к потере важных преференций, которыми потребитель обладает. Например, это выбор альтернативной подсудности разрешения спора в государственном суде, освобождение потребителя – истца от уплаты государственной пошлины (по иску до 1 млн. рублей). Также потребитель в случае разрешения спора в третейском суде должен понести часть расходов на третейское разбирательство, и эти расходы могут быть обременительными для потребителя, чем для его контрагента. В конце концов, нельзя исключать и того, что третейский суд является «карманным судом» контрагента потребителя (условно говоря, предпринимателя) и тогда исход спора будет очевидным.

В довершении всего, большинство договоров, заключенные с потребителями являются стандартными, договорами присоединения, то есть потребитель не может повлиять на их содержание.

Изложенные соображения стали причиной возникновения вопроса правомерности установления третейской оговорки в договоре, заключенном с потребителем. И со стороны ВС РФ и ВАС РФ ответы следующие…

  1. Верховный Суд РФ

Позиция Верховного Суда РФ. Действующее законодательство не содержит запрета на разрешение споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, посредством третейского разбирательства.

Третейская оговорка может быть включена в потребительский договор в качестве дополнительной гарантии защиты прав экономически слабой стороны, но только после возникновения спора и при наличии прямого волеизъявления потребителя (п. 1 раздела «Судебная практика по гражданским делам» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года).

То есть третейская оговорка будет иметь правовое значение только, если потребитель своими действиями подтвердит согласие на рассмотрение спора в третейском суде.

Состояние практики судов нижестоящей инстанции. Суды общей юрисдикции по-прежнему склонны исходить из недействительности третейской оговорки в данной ситуации, поскольку та ущемляет права потребителя (п. 2 разд. 2 Справки Кемеровского областного суда от 22.02.2012 N 01-07/26-172 «Справка о причинах отмены в порядке надзора в 2011 году судебных постановлений мировых судей и апелляционных определений районных (городских) судов Кемеровской области», Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-30287, Постановления Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 18.05.2011 N 44г-37/11, Президиума Приморского краевого суда от 06.11.2009 N 44г-154).

Однако нередко суды указывают, что третейское соглашение (третейскую оговорку) можно квалифицировать как действительное, но при соблюдении некоторых условий. А именно — оно должно быть заключено сторонами после возникновения спора либо если доказано, что оно — результат свободного волеизъявления гражданина, действовавшего в собственных интересах, а договор не обладает признаками договора присоединения (см., к примеру, Постановление Президиума Самарского областного суда от 01.03.2012 N 44г.-11/2012. Апелляционные определения Московского областного суда от 20.09.2012 по делу N 33-17346/2012, Московского городского суда от 28.02.2013 по делу N 11-6517/13, Определение Ленинградского областного суда от 26.09.2012 N 33-4288/2012).

Последнее вполне соотносится с позицией Верховного суда РФ.

Правовые последствия правовой позиции Верховного Суда РФ. Наличие третейской оговорки (третейского соглашения) не препятствует потребителю предъявить иск в государственный суд, если такая оговорка содержится в договоре присоединения.

  1. Президиум ВАС РФ

Позиция Президиума ВАС РФ. Включение в типовой потребительский договор условия о рассмотрении спора в третейском суде (третейской оговорки) неправомерно, так как лишает потребителя по своему усмотрению реализовать право на судебную защиту. Установление судом данного обстоятельства является основанием для привлечения продавца (исполнителя, уполномоченной организации) к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.09.2013 N 3364/13 по делу N А65-15588/2012).

Состояние практики судов нижестоящей инстанции. Нижестоящие арбитражные суды придерживались и придерживаются этой же позиции (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 14.05.2010 по делу N А56-38573/2009, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2013 по делу N А03-2891/2013, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2013 по делу N А56-4289/2013, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2013 по делу N А05-6363/2013, Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013 по делу N А68-7584/2012).

Правовые последствия позиции ВАС РФ. Установление в договоре присоединения, заключенного с потребителем третейской оговорки является основанием для привлечения предпринимателя (и не только ИП) к административной ответственности.

  1. Оценка правовых позиций Высших судов

Обе приведенные позиции Высших судов явно направлены на защиту потребителя как «слабой стороны», хотя внешне они представляются несовпадающими: Верховный суд РФ допускает третейскую оговорку в данной ситуации, хотя при определенных условиях, а Президиум ВАС РФ – нет.

Однако представляется, что в действительности данные позиции не противоречат друг другу, поскольку Президиум ВАС РФ не рассмотрел не собственно потребительский спор, а дело об административном правонарушении. Вследствие этого Президиум ВАС РФ не имел возможности дать правовую квалификацию возможным действиям самого потребителя.

В части же оценки самого факта включения в типовой договор (договор присоединения) третейской оговорки позиции ВС РФ и ВАС РФ если не тождественны, то сходны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *