Кравцов третейский суд

Что такое третейский суд и какие дела он рассматривает

Третейский суд — это негосударственный суд, который создается самими компаниями. Компании имеют право самостоятельно создавать третейские суды для разрешения споров. Это делается для того, чтобы не прибегать к помощи государственных судов (арбитражных или судов общей юрисдикции).

Существуют третейские суды, которые действуют постоянно, но компании вправе создавать третейские суды для решения какого-то отдельного спора. Официально третейские суды не входят в судебную систему России. Например, в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» третейские суды вовсе не упоминаются.

Однако есть федеральные законы, прямо посвящённые или упоминающие третейские суды:

  • «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Это основной закон, регламентирующий деятельность третейских судов в России;
  • «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

Несмотря на то, что третейские суды юридически не признаются частью судебной системы России, решения третейских судов обязательны для исполнения так же, как и решения государственных судов (статьи 38, 41 закона «Об арбитраже»). Решение третейского суда можно обжаловать в арбитражном суде (статья 230 АПК) или отменить в суде общей юрисдикции (419 ГПК).

Важно знать: с 1 сентября 2016 года вступил в силу Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Он установил несколько иные правила работы третейских судов, чем тот закон, что действовал ранее — «О третейских судах в Российской Федерации». Так как далеко не все юристы работают с третейскими судами, эти изменения могли пройти для многих незамеченными. Получите бесплатную консультацию, чтобы точно знать основные правила разбирательства в третейских судах.

Отличия третейского суда от арбитражного и суда общей юрисдикции

Главное отличие мы уже оговорили: третейские суды создаются компаниями, арбитражные суд и суды общей юрисдикции учреждаются государством. Но есть и другие отличия:

В возможности обратиться в суд:

  • в третейские суды стороны обращаются только по взаимному согласию. Требуется оформление арбитражного соглашения, в котором стороны указывают, что они обязуются обратиться в третейский суд при возникновении спора. Если стороны не договорятся, то придётся идти в арбитражный суд;
  • для обращения в арбитражные суды и суды общей юрисдикции никаких договорённостей ни о чем не нужно.

В части назначения судей:

  • в третейских судах стороны сами определяют количество судей третейского суда (арбитров) и сами их выбирают;
  • в арбитражных судах и судах общей юрисдикции стороны никак не могут повлиять, какой судья или судьи будут разбирать их дело.
  • В части оплаты работы судов:
  • в третейском разбирательстве стороны оплачивают работу арбитра и его расходы на производство по делу, в том числе расходы на проезд и подобные. Также стороны оплачивают работу переводчиков и экспертов и другие расходы третейского суда;
  • арбитражные суды и суды общей юрисдикции финансируются государством.

В части полномочий судов:

  • третейский суд сам определяет пределы своих полномочий;
  • полномочия арбитражных судов и судов общей юрисдикции определены законами, то есть государством.

Почему бизнес обращается в третейские суды

  • Как правило, более высокий авторитет третейских судов по сравнению с арбитражными: участники спора могут выбирать арбитра сами, а зачастую они лично его знают и уважают его профессиональные качества;
  • Третейские суды куда менее формальны, чем арбитражные. Производство в арбитражном суде — это не «битва справедливости», а «битва бумажных доказательств». Третейский суд чаще смотрит именно на то, как надо разрешить дело именно с точки зрения справедливости;
  • Разбирательство в третейских судах проходит, как правило, быстрее, чем в арбитражных.

Важно знать: юристы, которые привыкли вести дела в судах общей юрисдикции или в арбитражных судах, не всегда могут «адаптироваться» к третейским судам. Тем более, это касается сложных споров, например, финансовых. Поэтому обычно в третейском суде выступает специализированный юрист, в обязанности которого входит работа именно в третейских судах. Вы можете получить бесплатную консультацию и оперативно войти в курс дела по поводу работы наших специалистов в третейских судах..

Услуги наших юристов:

  • бесплатная юридическая консультация по вопросам третейского судопроизводства;
  • разработка третейского соглашения и правил третейского разбирательства;
  • написание и подача искового заявления и отзыва в третейский суд;
  • участие в процедуре переговоров (медиации), содействие в заключении мирового соглашения;
  • организация экспертиз (бухгалтерских, товароведческих, строительных и других);
  • сбор, анализ и систематизация доказательств (документов, аудио- и видеозаписей, вещественных доказательств);
  • заявление об обеспечительных мерах;
  • представительство в третейском суде;
  • оспаривание решения третейского суда;
  • контроль за исполнением решения третейского суда.

Несмотря на то, что третейские суды менее формализованы, чем арбитражные или суды общей юрисдикции, дела, которые они разбирают, ничуть не менее сложны, чем дела государственных судов. И готовиться к разбирательству в третейском суде нужно со всей серьёзностью.

Если вам противостоит профессиональный юрист, тем более по финансовому делу, то без консультации не обойтись. Лучше проконсультироваться даже перед простым делом (тем более, что оно может только казаться простым), потому что мелкие формальные ошибки могут привести к скверным последствиям.

Консультации бесплатные и не обязывают вас ни к чему. Чтобы записаться на консультацию, достаточно позвонить по телефону, указанному на сайте или оставить сообщение в форме ниже.

Биография

Родился 10 августа 1963 г. в г. Челябинске.

1980-1985 — окончил Московский институт инженеров транспорта (МИИТ), факультет «Автоматика и вычислительная техника».

1987-1989 аспирантура МИИТ, кафедра «Электороника». Работал на кафедре электроники МИИТ в качестве инженера-исследователя.

В 1989 году Кравцов решил заняться бизнесом. В должности заместителя генерального директора сначала межотраслевого предприятия «Крафт», а затем компании «Крафт-91». Руководил одной из крупнейших на тот момент фирм-импортеров комплектующих.

В 1991 г. наряду с дистрибуцией компания взяла курс на сборку и поставку заказчикам готовых компьютеров.

В 1993 году вместе с партнером стал одним из учредителей «Крафтвэй Корпорэйшн ПЛС».

В 1995 году после выхода партнера из бизнеса стал генеральным директором «Крафтвэй Корпорэйшн ПЛС».

27 декабря 2009 года Алексей Кравцов был избран президентом Союза конькобежцев России (СКР). Интервью после назначения . «С точки зрения спорта я, скорее, физкультурник и болельщик, — говорил он, — и хочу сразу правильно расставить акценты: в СКР я пришел, в первую очередь, чтобы создать условия для качественной работы, для достижения нашими спортсменами наивысшего результата. Как именно – за счет собственных ресурсов или взаимодействия с федеральным и региональными органами управления спорта».Среди основных целей своей деятельности Алексей Кравцов называл успешное выступление сборной на Олимпиаде в Сочи, а также популяризацию коньков среди детей и взрослых.

Цитаты

2016: Допинг сознательно подбросили спортсменам из России

Союз конькобежцев России будет доказывать, что запрещённый препарат мельдоний подбросили троим российским спортсменам сознательно. Об этом заявил 9 марта 2016 года президент спортивной организации Алексей Кравцов на пресс-конференции в Москве. При этом он подчеркнул, что не склонен искать в сложившейся ситуации признаков теории заговора и считает необходимым найти виновных в том, что в организме спортсменов обнаружен мельдоний.

В нашем конкретном случае существует очень высокая вероятность того, что запрещённый препарат был подброшен троим спортсменам сознательно. И мы будем доказывать это. По нашим данным, это было сделано их коллегами по команде, — отметил Кравцов. — Был ли это глобальный заговор, или нет, но признаки того, что в нескольких видах спорта одновременно происходит похожая ситуация, могут наводить на определённые сомнения. Но наша задача не искать глобальный заговор, а найти виновных в том, что в организме спортсменов был обнаружен этот препарат. Среди тех спортсменов, чьи допинг-тесты дали положительный результат, также оказались теннисистка Мария Шарапова, фигуристка Екатерина Боброва, волейболист Александр Маркин и тяжёлоатлет Алексей Ловчев. Все они употребляли мельдоний, который попал в список запрещённых препаратов с 1 января 2016 года.

— На чем зарабатывает ваш третейский суд (ТС)?

— Это бизнес третейских судей, а не суда. Третейский сбор распределяется по двум направлениям: организация процесса (зарплата сотрудников аппарата, аренда помещения и др.) и гонорар судьи, который составляет у нас 20% от сбора (от 5 тыс. руб. и до бесконечности).

— Если это малоприбыльная деятельность, зачем вы ею занимаетесь?

— У меня работающий суд — мы больше 4,5 тыс. дел за семь лет рассмотрели. Сейчас у нас 61 арбитр. Все эти люди зарабатывают гонорары за рассмотрение дел. Я тоже как арбитр рассматриваю дела и тоже получаю гонорары, а еще и зарплату — как руководитель аппарата суда.

— Сколько было отказов в исполнении решений вашего ТС со стороны госсудов?

— Всего штук десять за семь лет работы суда. В 70% случаев отказы госсудей были из-за незнания законодательства о ТС или его неквалифицированного применения. Массовые отмены были в прошлом году, когда Высший арбитражный суд РФ вынес спорное постановление, в котором признал споры по государственным контрактам «публичными отношениями» и автоматически вывел их из-под компетенции ТС.

— У вашего суда есть представительства в разных городах России? Как это выглядит на практике?

— К нам приходят юристы и говорят, что хотели бы работать и развивать свой суд, но делать это с нуля неэффективно, по франшизе проще. С ними заключается договор коммерческого представительства, они получают право именоваться нашим представительством в регионе, вести работу по включению третейских оговорок в договоры, они предоставляют помещения, организовывают судебный процесс и предлагают своих арбитров.

— Сколько стоит открыть представительство вашего суда?

— 300 тыс. руб. они вносят как депозит, который потом им возвращается с части третейских сборов, которые забирает московский ТС в размере, определенном конкретным договором представительства. Это гарантия того, что они действительно будут работать, а не просто пиарить себя как представительство московского третейского суда.

— А как распределяются деньги?

— Третейский сбор поступает на счет нашего суда. Он распределяется: 80% за организацию разбирательства и 20% — на гонорары арбитрам. В некоторых случаях мы оставляем себе 5–10%, если задействован московский функционал, например, если иск подан в Москву, а рассмотрение отдают в регион. Сначала они платили московскому ТС 50% от сбора, но потом я решил, что это неэффективно. Развивать ТС в регионе — это гигантский труд, и люди не готовы за 50% работать, тем более в регионах небольшой спрос на третейское разбирательство, там мало потребителей этой системы. Сам я вообще не трачу время на создание региональной сети, считаю это пока пустой тратой времени.

— Вы обещаете рассмотрение дела за один день, за одно заседание. А если это сложное дело?

— Мы не только обещаем, но и делаем это. В договорных отношениях практически нет сложных дел.

— Как это нет? А если нужна экспертиза по оценке ущерба или стоимости выполненных работ?

— Договор на то и договор, чтобы прописать в нем все условия. Если требуется экспертиза, то у нас есть договоры со многими экспертными учреждениями, которые делают заключения в сжатые сроки, но стоит это дороже. Затянуть из-за этого судебный процесс невозможно.

— Всегда успеваете за один день рассмотреть?

— Почти всегда. Заседание откладываем только по ходатайству обеих сторон или по болезни физлица, которое является стороной по делу. В 80% дел ответчики вообще не приходят (наверное, сказать нечего!).

— А вы их уведомляете?

— Конечно. По закону уведомление считается надлежащим, даже если лицо не находится по этому адресу или не проживает по нему. Любой формы отказа почты достаточно (ст. 4 ФЗ-102). Уведомление мы проводим по реквизитам в договоре и по выписке из ЕГРЮЛ, если там другой адрес. А неявка на заседание лиц, надлежащим образом уведомленных, не препятствует его проведению.

— Как проводятся заседания? Дистанционно?

— Да, но это не Skype. У нас есть свой портал для коммуникации аппарата суда и арбитров между собой, и мы используем его для рассмотрения дел. Сторонам не нужно никуда ехать, если они просят о проведении заседания через видео-конференц-связь, тогда в зал судебного заседания приезжает только арбитр. Сейчас мы пытаемся внедрить практику, чтобы арбитры тоже могли рассматривать дела по видеосвязи.

— Ваш ТС оказывает услуги по содействию в исполнении третейских решений. Как это происходит?

— Я столкнулся с тем, что бизнес не хочет получить бумажку с печатью ТС, а потом бегать по судам и пытаться это третейское решение исполнить. Нужно обеспечить исполняемость своих решений. Тогда мы создали отдел сопровождения по получению исполнительного листа, который обучает юристов победившей стороны, как получить исполнительный лист, начиная от образцов документов и заканчивая инструктированием о том, как вести себя в суде, какие вопросы там будут задаваться и как им на них отвечать. Еще у нас есть отдел, который разъясняет, как лучше взаимодействовать с приставами, какие документы и куда отправлять. Более того, мы начали включать в заявление о выдаче исполнительного листа наш ТС как заинтересованное лицо, и если госсуд привлекает ТС, то наши сотрудники идут в процесс и защищают там наше третейское решение.

— Как оплачиваются эти услуги?

— Это входит в третейский сбор. Без фактического возврата денег система ТС для бизнеса не будет экономически эффективна. Смысл — вернуть долг, а не судиться.

— Ваш московский ТС входит в Международный арбитражный альянс. Как он был создан?

— Ко мне обратился Российско-сингапурский деловой совет, и сначала был создан Сингапурский арбитраж. Потом создали арбитраж в Берлине. В отличие от России, там не нужно получать разрешение госорганов, но нужно юрлицо, которое функционирует как третейский суд, поэтому мне пришлось покупать компании в этих странах. Так что юридически они там, а физически секретариат находится у нас, в Москве.

— А кто выступает арбитрами в них?

— У каждого суда есть список арбитров, большая часть из них — русскоговорящие иностранцы. Дела они рассматривают в Москве по видео-конференц-связи. Цель этих арбитражей — перенести в Россию споры по внешнеэкономическим сделкам. Сейчас в них судятся российские компании между собой и с нерезидентами, потом мы рассчитываем перейти на местный уровень, чтобы европейские компании судились между собой в наших арбитражах. Немцам, например, нравится, что у нас судиться дешевле, но они не понимают, как это — немецкий арбитраж в России по видео-конференц-связи. Вопрос времени, когда немецкая жадность пересилит боязнь российской юрисдикции.

— В альянс входят еще арбитражи в Милане и Париже. Они действуют?

— Юридически пока их нет. Оказалось, в Европе очень дорого создавать арбитражи. В Германии у юрлица должен быть оплачен минимальный уставный капитал, а это €25 тыс.

— То, что дорого создавать, понятно. Но чтобы компании пошли к вам судиться, нужны высококвалифицированные судьи. Бизнес же хочет видеть арбитром своего дела специалиста, который разбирается в этом вопросе…

— Мой опыт показал, что сторонам глубоко фиолетово, кто будет рассматривать их спор и какая звезда юриспруденции будет это делать.

— Сложно в это поверить. Может, это только по мелким спорам?

— Все равно, мелкий или крупный. Обычно в любом споре — одна сторона права, а другая не права (договорные споры — они очевидные). При своей правоте стороне все равно, кто будет рассматривать спор. Доверие в первую очередь нужно не к арбитрам, а к самому ТС, его председателю, рекомендациям коллег из отрасли. Я отказался от коллегиального рассмотрения спора в ТС. Когда каждая сторона предоставляет своего арбитра, обычно это ее адвокат, и понятно, что каждый из них будет доказывать невиновность той стороны, которая его выбрала, а так как решение принимается большинством голосов, то в итоге решать будет третий арбитр. Чтобы не тратить время на формирование коллегии, мы установили в регламенте, что арбитра на дело назначает председатель ТС, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

— То есть вы в принципе не верите, что сторона может избрать независимого и объективного арбитра для своего спора?

— В Европе это работает, там и медиация работает, потому что люди там договариваются и умеют договариваться, у них менталитет другой, у них спор — цивилизованный, у нас пока нет такой культуры. За семь лет работы я не видел, чтобы стороны спора о чем-то договаривались друг с другом. Эти люди находятся в стадии войны, поэтому они не ищут квалифицированного юриста для рассмотрения спора, они выбирают того, кто поддержит их сторону.

— Вы планируете обращаться за разрешением в совет при Минюсте?

— Да, в четверг подали документы — 650 листов. При подготовке мы столкнулись со многими вопросами, которые не регулирует закон, например, как доказывать репутацию новым ТС и ТС-преемникам. Репутация — оценочный критерий, интересно, как совет будет подходить к этому. Кроме того, откуда брать данные о количестве отмененных госсудами решений ТС? Мы направляли запрос в Верховный суд, но нам ответили, что такую статистику они не ведут. Третейские суды не привлекаются к делам о выдаче исполнительных листов или отмене решений. Получается тупик! Придется искать самим, срок хранения дел у нас три года, за это время и посчитаем.

— Название вашего суда очень похоже на название государственного арбитражного суда Москвы. Вы будете его менять в соответствии с требованиями нового закона?

— Куда ж мы денемся? Если закон сказал: надо поменять — поменяем! Новым названием будет «Арбитражный экономический суд». Хотя я не вижу больших проблем в старом названии. Договоры читают юристы, уж они-то смогут отличить название государственного суда от третейского.

Интервью взяла Анна Занина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *