Илья балахнин отзывы

Илья Балахнин, 25 лет, генеральный директор агентства Paper Planes и основатель Университета будущего Idealogy

Мария Рагрина

Уже около 7 лет Илья является одним из самых востребованных коммуникационных консультантов. Он реализовал десятки успешных проектов, написал собственную книгу и регулярно читает авторские лекции по инновациям в бизнесе, управлению профессиональной фирмой в вузах и на программах MBA.

— Илья, расскажите о том, где вы учились и работали.

— В 2009 году я окончил философский факультет МГУ. Потом повышал квалификацию: маркетинг в РУДН и менеджмент инновационных технологий и управления в ГУУ. Вообще в рекламной сфере философское образование очень полезно. Можно сказать, что реклама и PR-маркетинг —это единственная сфера (кроме преподавательской, конечно), где философское образование может стать прикладным и реально влияющим на добавленную стоимость.

Когда мне исполнился 21 год, я устроился работать менеджером в российский филиал американского агентства, занимающегося коммуникационным PR. За три месяца я дорос до руководителя отдела, а еще через полгода волею судеб стал креативным директором этого агентства.

— Почему вы решили создать собственный бизнес?

— В какой-то момент наши взгляды с руководителем компании разошлись, и я ушел оттуда со своей командой. Мы решили, что вполне можем отправиться в вольное плавание, потому что достаточно хорошо представляли, как этот бизнес работает. Сначала предполагалось, что наша компания, которую мы назвали Paper Planes, будет заниматься исключительно маркетингом социальных медиа. Но чуть позже я понял, что гораздо интереснее глобальное консультирование, и мы переквалифицировались в этом направлении.

— Сколько человек было у вас в команде сначала, и сколько стало сейчас?

— Организаторов было пять: я и четыре моих партнера. Двое из тех ребят нас покинули, и в течение определенного времени (примерно полтора года) наша компания не росла. Но потом мы увеличили темпы роста, и на сегодняшний день в Paper Planes работает около 80 человек. Когда нас стало 40, это оказалось для меня ударом. Было сложно, приходя на работу, понимать, что половину этих людей я вообще не знаю. В тот момент я вдруг понял, что создать бизнес нетрудно — сложно управлять ростом этого бизнеса. Я постепенно учусь справляться с этим ростом и следить, чтобы бизнес не «разорвало» изнутри. Недавно мы осознали необходимость серьезного подхода к HR: будем привлекать к этому направлению серьезных специалистов, которые оптимизируют процессы найма, обучения, адаптации, удержания, оценки. Хотя, если бы мне раньше сказали, что потребуется HR-директор, я бы посмеялся.

— Сложно ли было юридически оформлять свой бизнес?

— Нет. Вообще-то наша компания как юрлицо до сих пор является ИП. В этом смысле совершенно не надо верить тем, кто говорит, что крупные компании и правительственные структуры не сотрудничают с ИП, это вовсе не так. В нашей практике буквально один раз компания по требованию службы безопасности не смогла работать с нами как с ИП. Тогда мы просто оформили сделку через ООО, зарегистрированное нашими друзьями.

— Как трансформировалась структура компании?

— Партнеры в основном занимались обеспечением всех приходящих проектов и следили за их качественным исполнением. Я занимался развитием — маркетингом, продажами, наймом и привлечением клиентов. По мере усложнения функций и задач, мы создавали фронт- и бэк-офисы, т.е. клиентские менеджеры, и мы приглашали специалистов, обеспечивающих их работу.

— Как примерно проходит ваш рабочий день?

— Каждое утро, в 9 часов, я провожу совещание. Чаще всего не в офисе, а в кафе неподалеку, потому что в офисе нечего кушать, а мы все не успеваем позавтракать. За завтраком мы обсуждаем главные моменты развития. Обсуждаем планы на день и долгосрочные задачи.

Остальное время я, как правило, провожу в разъездах: выступаю на мероприятиях, конференциях, либо встречаюсь с клиентами или СМИ. Иногда, конечно, приходится «руками влезать» и в проектную часть, туда, где требуется помощь. Но сейчас таких проектов все меньше и меньше — как правило, это самые сложные и специфические вопросы, где нужна именно моя экспертиза.

В общем, основные мои функции — это а) имиджевая и б) поступление продаж.

— Что самое трудное в управлении достаточно большой компанией?

— У меня есть партнеры, которые отлично справляются со многими моментами. Таким образом, на 80% этот бизнес хорошо управляем. Ключевая сложность — я, наверное, никого не удивлю — кадровый вопрос. Уровень подготовки в вузах — зашкаливающе низкий.

— Есть ли серьезная конкуренция в вашей сфере деятельности?

— Несомненно, конкурентов становится все меньше. Когда мы только пришли на рынок, было довольно серьезное давление со стороны мастодонтов, корифеев рекламы и PR. А сейчас они как будто поняли, что правильнее обращаться за подобными услугами к нам. Поэтому я вижу, что профессиональной конкуренции нет, и на ниве образования тоже практически нет. Персонального соперничества с руководителями других компаний я, разумеется, не ощущаю.

— Вы можете назвать примерное количество текущих проектов Paper Planes?

— Есть некоторое количество годовых контрактов — около 15, и есть большой массив разовых проектов от 5 до 15 в месяц.

— Какой из проектов вам особенно запомнился?

— Расскажу о том мероприятии, в котором я участвовал еще в качестве наемного сотрудника. В 2009 году я принимал участие в официальном открытии Московской школы управления Сколково. Тогда у меня еще не было тогда опыта работы с большими мероприятиями, и это было достаточно важным этапом. На открытии присутствовало множество влиятельных людей, приезжал Д. Медведев, Б. Абрамович, учредители Сколково, Рубен Варданян, Андрей Рапопорт. Технически это было очень сложное событие, в частности, планировалась прямая трансляция в социальные сети. А поскольку статус гостей был высокий, надлежащие службы блокировали все средства выхода в Интернет. Из-за этого в самый ответственный момент все сломалось. Поэтому мы практически в лесу сидели, чинили и налаживали всю аппаратуру. Такое, конечно, не забывается.

Сейчас, разумеется, тоже есть яркие проекты. Правда, от меня они требуют скорее интеллектуального подхода. Но участие в официальном открытии Московской школы управления Сколково дало многое с точки зрения управления проектами подобного масштаба, а также опыт коммуникации с гостями такого уровня. Мне приходилось звонить людям, о которых до этого я только в журналах читал. Это был достаточно серьезный вызов, но более-менее я справился.

Из текущих проектов могу выделить сотрудничество с «Тройкой Диалог», это будет наиболее интересно читателям Career.ru. Мы помогаем им реализовывать задачи, связанные с наймом молодых талантов. Раньше они собирали талантливых ребят по ведущим вузам и, после определенных этапов отбора предлагали им стажировки. В 2012 году было принято решение попробовать привлекать людей через Facebook и освещать эту программу в соцсетях. Для России это довольно новая тема, но у нашего партнерского агентства в Нью-Йорке доля заказов на подобные вещи уже превысила маркетинг в социальных сетях. Только приступив, мы в течение недели собрали большое количество заявок на стажировки от студентов экономических вузов. Потом мы создали корпоративный аккаунтинг, чтобы стажеры могли делиться фотографиями и информацией. Это стало достаточно популярным: люди нам уже пишут о своем желании участвовать в программе на следующий год.

— Как вы пришли к идее открыть Университет будущего Idealogy?

— О, очень просто! Когда я поступал в университет, мне попалась заметка в газете «10 самых востребованных профессий будущего». На втором месте была профессия политолога, поэтому я решил поступать на философский факультет. Но практически сразу в России отменили выборность губернаторов, и стало понятно, что политологи, строго говоря, никому нужны не будут. Тогда я переориентировался на коммерческие направления.

Но после окончания вуза я вспомнил о том рейтинге, и мы с коллегами решили составить свой список профессий, востребованных на сегодняшний день. Мы проанализировали структуру рынка, оформили этот список и увидели, что по этим специальностям никто не готовит специалистов. Тут взыграла моя предпринимательская жилка — раз никто не учит, то будем учить мы! Педагогический опыт у меня был: на первом и втором курсе я преподавал в своей бывшей школе обществознание. И я решил занять пустующую нишу. Мы собрали пул экспертов и спикеров, написали с ними план. Начали с того, что сами знали лучше всего — с социальных медиа. А потом, когда выяснилось, что управлять собственным бизнесом сложно, то стали учить еще и бизнес-динамике.

Мы открылись в октябре 2010 года. За это время через нас прошло около 200 студентов. Сейчас у нас три факультета: два открыты для всех желающих, еще один, внутренний — для тех, кто уже отучился у нас. В 2013 году стартует новый факультет, открытый для всех — «Сити-менеджмент». На данный момент целиком готова программа и подобраны спикеры. Это очень интересная тема — подготовка будущих глав префектур, городов, районов.

— Правда ли, что вас приглашают читать лекции в MBA?

— Да. В первую очередь, конечно, я читаю лекции в нашей школе. Но меня зовут и на программы повышения квалификации, и в MBA. Иногда меня «продает» наш PR-отдел, но сейчас уже часто приглашают. Так уж случилось, что в определенной среде я стал более-менее узнаваемой персоной, поэтому и договариваться обо всем легче.

— Что интереснее — предпринимательство или преподавание?

— В равной степени и то, и другое. С одной стороны, в образовательной деятельности я отвечаю только перед самим собой. В бизнесе несу ответственность перед клиентами, которые, как все понимают, бывают разной степени адекватности и понимания происходящего. Но бизнес интереснее большим вызовом.

— Какие качества характера помогли вам достичь успеха?

— Наверное, мне помогает жизненная установка. Чтобы остаться на месте, надо очень быстро бежать. Был у меня, если честно, пару лет назад соблазн бросить все и отправиться почивать на лаврах, но я передумал. Какого-то особого мотиватора у меня нет.

— Посоветуйте, как понять, кому нужно создавать свое дело, а кому — работать в качестве штатного сотрудника?

— На мой взгляд, между предпринимателем и наемником разница одна. Если человек хочет стать обеспеченным, то собственный бизнес — не самый лучший путь. Но если человек собирается стать богатым, то заниматься своим делом — единственно возможное направление.

Предприниматель всегда больше рискует. Поэтому если вы готовы какое-то время «поголодать», чтобы потом сорвать банк, то стоит попробовать. Правда, мне самому голодать не хотелось, поэтому всегда приходилось очень много думать.

Если важнее стабильность, то правильнее идти в компанию.

— Есть ли у вас практические советы для начинающих карьеристов?

— Могу дать совет тем, кто хочет создать большой бизнес: никогда не верьте, что делать бизнес легко. Сложно и создавать свое дело, и управлять им.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *